Когда приходится доказывать свою “нормальность”? Интервью с Мавиле Халил

ZeyTune: Для многих не секрет,, где ты работаешь и, что ты вносишь большой вклад в развитие портала Crimean Tatars Club. Расскажи нам немного о закулисье Crimean Tatars и в особенности, какую роль играешь там ты?

— У Crimean Tatars за кадром 25 человек, которые каждый день готовят сюжеты, обсуждают темы, страдают тем, что тем нет. Стандартный рабочий процесс, команды которая раньше работала в ATR и приняла решение никуда не уезжать, а продолжить работать в Крыму. Так и возникла идея, что нам нужно образовать коллектив, который мог бы продолжать что-то делать для крымских татар . Так родился Crimean Tatars Club. Причем это было очень спонтанно,и, соответственно, подготовки к тому, как работать, какой формат, почему делать ставку на социальные сети, а не на сайт, практически не было. И, соответственно, работа над ошибками проводилась уже в процессе. Собственно я чем занимаюсь, меня любят называть программным директором Crimean Tatars,  но по сути я формирую эфирную сетку и продвигаю сюжеты с соцсетях. Эта работа напрямую связана с людьми, раньше непосредственно со зрителем я не контактировала. Я всегда была за кадром. Я отвечаю на сообщения наших подписчиков, стараюсь сделать Crimean Tatars интереснее, и в первую очередь сделать так, чтобы наша работа была полезной.

ZeyTune: Все знают действующие проекты Crimean Tatars Club, все они на виду. Расскажи над какими новыми проектами работает ваша команда?

— Сейчас мы запустили новый проект Qırımlı. Это идея витала очень давно. Ранее была программа MilliyCard, которую тоже пытались запустить. Но она не нашла свое развитие и продолжение, потому что ребята не смогли довести до конца и решили, что это неперспективно. Но сейчас это нужно, и это актуально. По-прежнему работает проект “Бизим балалар”,, также есть проекты отдельные, связанные с детьми: “Бир заманда бар экен, бир заманда ёкъ экен”. Это конкурс детского творчества. Также продолжает работать “Canlı ses”, и  мы уже начали подготовку к следующему.

ZeyTune: Как обстоят дела с фильмом-сказкой “Хыдыр деде”?

— Сказка — это наш новый опыт. Несмотря на съемки фильма “Хайтарма”, мы не принимали активного участия, там была огромная команда профессионалов, которые работала над фильмом, “Хыдыр деде” же полностью наш проект, начиная от костюмов сюжета и прочего, и процесс монтажа осуществляется нашими режиссерами. И, надеюсь, уже весной мы сможем его увидеть.

ZeyTune: Что бы тебе лично хотелось изменить в плане работы Crimean Tatars Club?

— Наверное, бы хотелось немного омолодить этот проект. Несмотря на то, что мы делаем упор на социальные сети, у нас остались некие следы телевизионного проекта.  Да, мы брали за основу такие сайты как NowThis, они были первооткрывателями формата, когда на видеосюжет накладывается текст. Это очень удобно для Facebook и  Instagram, потому что люди не всегда смотрят видео со звуком.

ZeyTune: Сложно не заметить, что ты в платке. Поэтому бы хотелось поднять  такую сложную и актуальную тему религии. Расскажи, как ты пришла к этому? Помогает ли тебе это в сфере СМИ или вызывает некие трудности?

— Я покрылась, когда мне было 22 года, это было осознанное решение, к этому решению я пришла путем познания, когда ты начинаешь искать ответы на вопросы, и находишь сферу, где тебя эти ответы устраивают, они совпадают с твоим мироощущением, тогда ты начинаешь к этому идти. Мы все верим в бога. У крымских татар многие традиции связаны непосредственно с Исламом, и, когда начинаешь над этим задумываться, почему чему-то мы следуем, а чему-то нет, что-то берем, а что-то нет. В чем-то мелком мы следуем, а фундаментальных вещей избегаем. Меня смущала эта избирательность. Если ты что-то принимаешь, то ты должен принимать все целиком. И когда говорят, что платок прячет красоту, что я могу сказать, красота, которую мне дал Всевышний не моя заслуга, моя заслуга, если я могу нести свой красивый внутренний мир. А над этим нужно работать.

 В журналистике же приходилось доказывать свою “нормальность”. Есть некая предвзятость и презумпция виновности, и нужно с ней бороться. И когда я стала программным директором, мне это удалось. Это была моя маленькая победа. Я смогла показать, что человек в платке может быть профессионалом.

ZeyTune: Каверзный вопрос. Каково твое отношение к музыке на стыке с Исламом?

— В Исламе, в том мазхабе, которому мы следуем в Крыму, есть очень строгий запрет на музыку. Недавно на тренинге по эмоциональному интеллекту был проведен такой эксперимент, нам включили 15 треков, с разным темпом и настроением, и попросили записать свои эмоции при прослушивании. Этот эксперимент показал, что музыка задает настроение, эмоции. Почему же в Исламе запрещается? Я думаю, потому что ты перестаешь подвергаться внешним факторам. С той же целью музыкальное сопровождение используется в торговых центрах. Музыка имеет психологическое влияние на нас. И если мы это осознаем, то уже можем от этого отказаться.

ZeyTune: Нужно ли нести религию в массы посредством работы?

— Считаю, что нужно. Более того, я это делаю. Crimean Tatars Club создает образ некого идеального крымского татарина,  знающего историю,  традиции. Это человек современный, умный, который идет в ногу со временем, но тем не менее, не нужно упускать тот фактор, что крымские татары сформировались под влиянием Ислама. Но считаю, что донесение религии должно быть мягким, иначе это может вызвать у человека отторжение.

ZeyTune: Есть ли девиз или некая мысль, с которой ты идешь по жизни?

— Недавно я поняла, что самое важное в жизни — это наше умение любить и отдавать. И недавно услышанная фраза в фильме “Алиса в стране чудес”: “С тобой навеки остается только то, что ты отдал” помогла мне понять, что чем больше мы отдаем, тем больше мы получаем.

ZeyTune: Получается ли?

— Порой сложно. Когда это происходит в порыве эмоций — это легко, но когда это осознанный процесс, то сложнее. Мы не так легко расстаемся с тем, что нам дорого.

ZeyTune: Поделись с нами своими планами на будущее, хочется ли тебе что-то поменять?

— Со стороны, снаружи жадать изменений не стоит, начинать нужно с себя. И если я хочу что-то изменить, то это внутренняя работа. Я надеюсь потом эту внутренняя работа перерастет в новые проекты, глобальные. Моя мечта — это открыть благотворительный фонд, который бы занимался бы строительством образjвательных учреждений. Я сторонник того, что за родину нужно не умирать, за родину нужно жить, и жить нужно созидая. Мне бы очень хотелось иметь возможность делиться своими знаниями и опытом, вкладывая в будущие поколения.

ZeyTune: Не секрет, что ты довольно успешно пишешь не только статьи, но и истории. Хочешь ли ты в дальнейшем вывести это на новый уровень?

— Когда говорят: “Мавиле пиши книгу”, я понимаю, что к этому не готова. Я не пишу систематически. Сейчас это просто хобби, когда просто хочется рассказать историю. Мне хочется рассказывать реальные истории, а не придумывать художественные образы.

ZeyTune: В чем состоит твоя личная миссия перед собой и пред народом?

— Перед собой, прежде всего, не изменять своим жизненным принципам, а если изменять, то только если есть железные аргументы. А перед другими… набор качеств хорошего человека в том, что ты отдаешь и тебе не жалко, не жалко своего времени, а это самый дорогой ресурс. Если ты готов отдавать людям свое время,значит они тебе ценны и ты с ними делишься, Перед народом… слишком глобально и пафосно,.. тот проект, который мы реализуем профессионально сейчас, Crimean Tatars Club, и ряд других — это уже определенный вклад.

Возможно вам понравится...